Фото: Deposit Photos

Хотите узнать продолжение с нашим домом в Португалии? Тогда продолжаю. Итак, мы предпочитаем сохранять спокойствие и не терять терпение. Даже  с фосой.

Что такое фоса?

Фоса — это не одежный бренд и не хищное животное с острова Мадагаскар. Всё гораздо прозаичнее. Фоса сетика — это выгребная яма.

«Фи!» — скривится кто-нибудь, прочитав. А я скажу, что услышать или прочитать — это всё мелочи, вот когда унюхаешь! Во время завтрака, наслаждаясь ветерком, ароматом цветов, дымком из печной трубы… и вдруг среди всей этой пасторали, нет, не лёгкой ноткой коснётся едва, а ударит тяжёлым аккордом. И всё, нет ни аппетита, ни покоя, ни настроения…

Я знаю людей, которые не чувствуют запахов. Меня же природа наградила острым обонянием. «Фу! Это что ещё за вонище!» — именно так я и выразилась в то солнечное воскресное утро, когда мы решили позавтракать на улице. Неприятный запах шёл откуда-то из-за дома. Сомнений не было. Источник — фоса.

Конечно же, мы знали, что на нашем участке нет канализации. На нашей улице ни в одном доме её нет.

Каждый дом оборудован персональной выгребной ямой или системой из ям, как в нашем случае. Это типичная ситуация для многих португальских деревень и не только для тех, что расположены непосредственно у океана. В глубине страны тоже самое. Мы видели достаточно таких домов за время поисков и, порой, довольно дорогих. В этом нет ничего особенного и пугающего. При условии, что система построена грамотно. С фосой, что досталась нам в наследство, явно было что-то не то.

Ничего страшного. Это ветер. Если дует с севера, запах идёт в сторону дома, — пытался успокоить меня муж. Я не успокаивалась:

Во-первых, северный ветер — явление довольное частое для наших мест. Что же нам теперь и дышать этим?! Во-вторых, нельзя всё сваливать на погоду.

Конечно, нельзя! — сказал муж. — Фосу, говорят, нужно время от времени чистить. Вряд ли предыдущие владельцы включили эту операцию в предпродажную подготовку.

Этот дом нам продали как есть. Со всей мебелью, утварью, мусором, муравьями и фосой, с которой что-то не так.

Мы вызвонили ассенизатора, но запах не уходил. Мы нашли небольшое семейное предприятие, где изготавливают всякие бетонные штуки на заказ. Закрыли ямы тяжёлыми бетонными крышками, засыпали всё щебёнкой, запечатали все щели специальным гелем. Ничего не помогало.

Мы прошерстили кучу сайтов на русском и португальском языках, чтобы понять, как всё это устроено и в чём может быть причина. Ничего не работало. Как только ветер шёл с севера, мы вынуждены были вдыхать этот специфический аромат. Оставалось только навсегда закрыть этот реактор и построить что-то новое. Современное. Что-то глубокой биологической очистки. С фильтрами. С профессиональным техническим обслуживанием несколько раз в году. Что-то, не причиняющее вреда окружающей среде. Вот только масштаб всех работ и их стоимость…

Мысли, мысли…

Я медитировала:

— Когда-нибудь я привыкну. Я уже привыкаю. Воздух чист и свеж. Деревенская жизнь прекрасна. И я прекрасна в ней. Я умею пилить дрова, топить печь, тушить огонь, стричь траву, копать грядки, вставать в шесть тридцать. Я больше не боюсь огромных пауков, ужей и гигантских гусениц. Я с лёгкостью и изяществом взбираюсь под самую крышу по стремянке и с той же лёгкостью спускаюсь. Приземляюсь непосредственно у компьютера, чтобы написать что-то мотивирующее и, конечно же, с иллюстрациями про португальский парадайз. Меня не ждёт куча счетов, документов и ипотека. У меня не болят мышцы и суставы… А вот это не правда. Болят! Я давно забыла про маникюр, салоны красоты, стилистов. Стёрлись ощущения лёгкости после массажа или косметологических процедур. В какой это жизни было? И этот противный запах! Он никуда не уходит! Мне никогда, никогда от него не избавиться.

Время от времени мне хотелось убежать куда подальше от своих мыслей, страхов, переживаний, слабостей, сомнений и от понимания того, насколько я бессильна перед мощными порывами ветра, которые время от времени играют с нашей старой трубой.

Мне хотелось рвануть без оглядки от  ужаса перед стихией, когда дрожащими руками я раскручивала садовый шланг. Мне хотелось спрятаться куда-нибудь от осознания хрупкости всего, когда я закрывала ладонями лицо от брызнувшего во все стороны автомобильного стекла. И, конечно же, мне не раз хотелось бросить всё и оказаться подальше от этого ненавистного запаха, что преследовал меня по всему нашему участку. Мне хотелось туда, где по ночам ярко светят фонари, где люди не задумываются о том, как работает канализация. Они ничего не слышали о калибре дров. Печные трубы они видели только на картинках. Люди ходят в кинотеатры, на выставки, в музеи, на концерты, в салоны красоты…

Шкатулка с сюрпризами

Один пакетик в неделю и пронту! Что же ты мне раньше не сказала? Я их на своём участке уже несколько лет использую. Раньше привозила из Франции. Теперь и здесь можно купить…

Моя подруга Режина дала нам эти пакетики примерно год назад. Тогда она впервые побывала в нашем доме.

Муйту трабалью! — вынесла она вердикт. Очень много работы.

В декабре прошлого года она со своим другом побывала у нас во второй раз. Когда они зашли в дом, то начали разуваться. Мы в оцепенении смотрели на их действия. Португальцы не снимают обувь, когда приходят в гости. Я, как могла, протестовала.

Лена, когда я увидела, что вы купили, то подумала, что вы сошли с ума. Променять такую хорошую квартиру на что-то старое и затерянное, непонятно где? Но сейчас я вижу уютный дом, где чисто, красиво и вкусно пахнет. Мне хочется чувствовать себя здесь как дома. — Она скинула свои нарядные туфли, а я опять дала слабину и чуть не расплакалась.

Я знаю дюжину и ещё полдюжины историй, как люди меняли городскую жизнь на деревенскую. И знаю, что у каждого были свои трубы, своя вода, и свой огонь. Кто-то уставал быстро и понимал, что это не его. Кто-то устраивался так, как будто и не знал никакой другой жизни. Кто-то умудряется жить на два дома, путешествуя из города в деревню и обратно. Кто-то после двадцати или даже тридцати лет проведённых в собственном доме решает, что достаточно, продаёт всё и уезжает в крошечную квартирку.

Прошло полтора года с того момента, как мы приехали в дом, прихватив с собой резиновые сапоги. Дождь шёл всё утро. Он хлестал в окно нотариальной конторы, где проходила сделка. Он колотил в лобовое стекло так, что дворники на самой большой скорости едва справлялись с потоком. Он лил, когда мы подъехали к старой проржавевшей цепочке, закрывающей въезд. Мы выбрались из машины, открыли зонты и побежали к дому. Каких-то двадцать пять метров. Когда мы остановились у двери, в небе, до этого сплошь сером, появилось маленькое голубое окошечко. Оно очень быстро увеличивалось. Мы стояли у нашего дома, задрав головы и щурясь от ослепительного солнца, что смотрело на нас из этого окна.

Куда бы я убежала от окна, из которого на меня смотрит солнце? Конечно, я не сделала этого.

Я не побежала ещё и потому, что знаю — от своих страхов и слабостей убежать нельзя.

Они везде тебя настигнут. Хоть в доме, хоть в квартире. Как и запахи. С моим-то обонянием! И тем более я никуда не могу убежать от своего любопытства, я же знаю, что в шкатулке ещё остались сюрпризы. Надеюсь, там найдутся и приятные. Пойду, открою…

 

Источник: www.to-portugal.ru