Фото: Deposit Photos

Автор: Татьяна Кабачникова

Источник: фото автора

В марте исполнился ровно год, как наша жизнь очень изменилась. Европа вздрогнула и практически в едином порыве закрылась на карантин. Началось то, что совсем не хочется вспоминать. Настроения мутировали, как и этот ненавистный вирус, от возмущения до принятия и опять до возмущения. Мы отсидели два или три (я уже не помню точно) месяца в карантине, потом нас выпустили на лето погулять, и казалось, что прежняя жизнь почти (о, какие наивные!) восстановилась, пока в октябре всё не закрылось вновь. Мы отсидели ещё карантин и очень надеялись на новый год. Но надежды не оправдались.

Где логика?

Мир понял, что вирус особенно опасен после 21:00, а в некоторых странах он активизируется даже после 18:00, поэтому во многих европейских странах ввели комендантский час. Мы все смирились с тем фактом, что вирус предпочитает музеи, театры, а больше всего, конечно, рестораны и гостиницы — там ему просто раздолье. Зато мы его почти (конечно, в масках) не боимся в тесных самолётах, автобусах и метро.

Источник: фото автора

Надежда умирает последней

Мы поддерживали себя затёртыми цитатами, отправляли в социальные сети и мессенджеры тонны приколов и шуток, послушно носили маски и соблюдали дистанции. А порою совсем непослушно вопили и продолжаем вопить про права человека, про отсутствие логики и бессмысленность действий и мер, и дискриминацию.

Мы научились пожимать руки локтями, заниматься удалённо, проводить совещания по Zoom, бесконечно дезинфицировать руки…

​И в то же время мы надеялись и продолжаем надеяться — всё-таки это последнее, с чем может расстаться человек.

Источник: фото автора

Слёзы по утраченному

Вчера попался очень грустный, но одновременно забавный пост горнолыжного курорта Валь Торанс во Франции (фр. Val Thorens), который разместил фотографию торта с единичкой и грустные цифры про то, сколько всего там не произошло за этот год.

«Сегодня ровно год, как закрылись наши подъёмники. Это первый такой год в истории курорта, после его создания в 1971 году. Это день рождения, который мы предпочли бы не «праздновать».

И мы потеряли:

  • 164 лыжных дня,
  • 277 299 раклетов в наших 79 ресторанах,
  • 1298 «когда я когда-нибудь увижу тебя снова», ожидая, когда кресельный подъёмник снова заработает,
  • 15 600 боёв в снежки,
  • 164 сумасшедших ночи в наших ночных клубах,
  • 10 857 «эй, ты наступаешь на мои лыжи» в очереди на подъёмник,
  • 50 000 «Эмма, пожалуйста, поторопись надеть лыжные ботинки, мы опаздываем на занятия»,
  • открытие наших 46 баров, которые не смогли подать 724 021 рюмок водки.

Но одно можно сказать наверняка: мы с нетерпением ждём встречи с вами на наших склонах в следующем сезоне, мы более чем готовы».

Всё это не касается России, которая тоже закрывалась, но ненадолго, и сейчас из «загнивающей» Европы кажется просто другой планетой.

Очень бы всё-таки хотелось, чтобы мир поскорее выбрался хоть тушкой, хоть чучелом из этого коллапса.

Источник: facebook.com/tatiana.kabachnikova