Фото: Deposit Photos

В Великобритании показался свет в конце туннеля. Борис Джонсон объявил, что есть шанс, что к двадцать первому июня Британия вернётся к сравнительно нормальной жизни. Одной этой новости было вчера достаточно, чтобы сильно сникший народ чуть воспрял духом, потому что даже самые сильные из нас начинают чувствовать реальные последствия года в локдауне.

Усталость от изоляции

Летом и ранней осенью были небольшие послабления, но с конца декабря мы сидим в новом карантине, и это даётся куда сложнее, чем в прошлом марте. Год назад всё это казалось новизной, которая продлится, может, два или три месяца, что можно пересидеть. Было некое чувство солидарности и героизма, что мы все такие молодцы, что сидим дома и боремся с вирусом. Спустя год эти чувства сильно поутихли. Народ массово сидит по домам с редкими вылазками в парк и супермаркет, потому что всё остальное всё равно закрыто и потому что есть в Британии неофициальная религия — местная система здравоохранения (NSH = National Health Service).

Вакцинация

Официальная статистика гласит о 120 тысяч умерших от вируса. В январе в разгар второй волны показатели смертности были в районе полутора тысяч в день, больницы еле справлялись с новыми пациентами. Сейчас всё активно ушло на спад.

Локдаун сработал, но есть ещё новый фактор — массовая вакцинация, начавшаяся в декабре.

Началась она с самых рискованных групп — кому за 90 и с хроническими заболеваниями. Сейчас колют всех старше 65, что покрывает 25% взрослого населения — фактически каждый четвертый житель Британии уже получил заветную первую прививку. Быстрее вакцинация идёт только в Израиле. До нас с мужем очередь дойдёт в мае, а к концу июня вакцинировать по плану должны всех, кто не против (таких здесь абсолютное большинство).

Итого ещё 4 месяца. Один из них без особых перемен — мы всё ещё будем сидеть по домам, но потом всё начнёт постепенно открываться. А там и погода устаканится, и друзей можно будет увидеть, и бары с ресторанами откроются, и отпуска станут реальностью. Ох, заживём!

Последствия локдауна

До тех пор мы живём надеждой в светлое будущее, потому что моральные силы в настоящий момент у большинства на пределе. Мы с мужем оба работаем из дома, что, с одной стороны, прекрасно, потому что мы заняты, и каждый месяц нам приходит зарплата.

Я бы не хотела быть на месте людей, которые слоняются по дому в поисках чем бы себя занять и без регулярного дохода.

С другой стороны, прошлый год сильно разъел границы пресловутого work-life balance, начиная с куда более долгих часов работы и заканчивая невозможностью полностью от работы отключиться, когда твой офис в нескольких шагах от обеденного стола. Друзья рассказывают, что у них всё так же.

Я за собой замечаю большие трудности в планировании. Последние несколько месяцев мы живём по графику: пять дней работы, где нужно моментально принимать быстрые решения, потом два дня на передышку, когда с дивана встаёшь, только чтобы бокал вина пополнить, потом всё по новой.

Я не могу планировать отпуск или смену работы, или ещё какие-то вещи, потому что они сейчас просто недоступны.

В итоге мозг настолько отвыкает думать о будущем, что мне приходится вести списки всего нужного даже в самой краткосрочной перспективе — от того, что нужно в магазине (хотя это давняя и полезная привычка, сэкономившая нам много денег), до тривиальных вещей типа полить цветы на выходных (цветам от меня досталось в последние пару месяцев, но они не сдаются).

Ещё из перемен — не хочется ничего, только поесть чего-то нового и съездить в отпуск. Опять же, невозможность сходить в ресторан или слетать на пляж сэкономило мне кучу денег, которую я однажды одним махом потрачу. Я не могу толком объяснить это чувство, когда ты видишь симпатичное платье в онлайн-магазине, у тебя есть все возможности его купить, но ты пролистываешь страницу даже не потому, что оно тебе не нужно, а потому что ты просто не хочешь минуту тыкать пальцем в iPad, чтобы организовать покупку.

Ох, но как же достала эта пандемия! А вы что думаете?

 

Источник: elenahjblog.com