Фото: Валерий Аракелов

Автор: Юлия Месарич

Пандемия повергла мир в состояние хронического стресса. Три долгих месяца в Словении закрыто практически всё. Когда внутренние ресурсы позитивной энергии были уже практически на исходе, я неожиданно для себя встретилась и разговорилась с интересным собеседником – владельцем крупного курортно-лечебного комплекса «Римские термы» в Словении Валерием Аракеловым.

Наш разговор проходил в пустом баре отеля «Римский двор». Валерий как гостеприимный хозяин сам сварил нам кофе. В его спокойных движениях чувствовалось уверенность и даже оптимизм, поэтому я решила начать разговор с самой больной темы.  

Как Вы считаете, когда туризм выйдет из кризиса?

Думаю, что в 2021 году всё должно закончиться, в 2022 году маски ещё будут, но все начнут работать. Вот только доверие туристов будет труднее вернуть. Летом мы думали, вот границы откроют, и к нам гости повалят, но границы открылись, а к нам никто не повалил. Доверие туристов восстановится, думаю, к 2023 году. Я понимаю, что покупательная способность уменьшится, и надо быть готовым к другим цифрам, но с учётом того, что в России, да и в мире мы уже переживали много кризисов, мы к этому готовы.

Вы в Словении уже 7 лет, как Вам здесь?

Когда мы сюда переехали, нас поразила красота страны и безопасность, хорошие экологические продукты и многое другое. Некоторым в Словении не нравится тихая жизнь, но с учётом географического расположения, извините, если кому-то скучно, вот Италия, Австрия, можно поехать куда угодно.

rimske-terme.ru

Да, об этом многие говорят. А знаете, что писали словенские СМИ в связи с Вашим приездом в Словению?

Да, вначале СМИ решили, что какой-то русский инвестор пришёл непонятно откуда и купил «Римские термы». Но эта волна очень быстро ушла. Почему Словения вложила кучу денег, куда они потом делись, почему ни один местный инвестор не захотел заниматься этим бизнесом, не мои проблемы.

Я узнал о продаже «Римских терм» в московском бизнес-клубе на презентации о словенских инвестициях. Покупал я комплекс у государства, следовательно прошёл все стадии государственных проверок. Я заплатил тогда максимальную цену. Такую до сих пор никто не даёт.

www.rimske-terme.ru

Со временем ажиотаж успокоился, пришло желание работать, двигаться вперёд. Сейчас мне комфортно работать в Словении. Здесь нет многих проблем, которые были в России или Армении. Нет бесконечных проверок, нет давления со стороны правоохранительных органов. Работай, если ты в состоянии! Мне это по духу очень близко. У меня появилась возможность проявить себя и двигаться вперёд. Это своеобразный вызов, когда ты должен вывести свой бизнес в мир из практически никому неизвестной деревни. Способен ли ты придумать что-то такое, чтобы туристы со всего мира приезжали не в Любляну, не на Блед, не на раскрученное море, а к тебе? Время пошло! Мне эта страна даёт такой шанс!

Курортно-лечебный комплекс «Римские термы»

Кто Вы по национальности?

Я 100% армянин, но отчасти с русским менталитетом. Я вырос на русской культуре. После распада СССР, когда в моей родной Армении начались тяжёлые времена, я переехал в Россию. Мне тогда было 25 лет. Моя бизнес-осознанность происходила в России. Вместе с Россией я переживал 90-е, 2000-е, многое повидал, набрался опыта. Это был важный этап становления, хороший этап. Россия мне очень близка по культуре и менталитету.

А где Вы учились?

В Армении я получил два высших образования: инженер-энергетик и журналист. Позднее в Москве я учился в Высшей школе экономики и получил кандидатский минимум в РАГСе.

У Вас была большая семья?

Только я и мама. Моя мама была, в первую очередь, мой самый близкий друг. Наши отношения были такими, что все поражались, насколько мы близки. И мы до последней её минуты были с ней лучшими друзьями. Мама работала в Академии наук, занималась отделом аспирантуры. После распада Советского Союза мы вместе переехали в Москву. Мама была очень энергичным человеком, умела заряжать своей энергией друзей. Она была такая хулиганка! Иногда я звонил ей, 75-летней женщине, в 2 часа ночи и спрашивал: «Ты где?», а в ответ слышал: «В ресторане, с друзьями». Мама была позитивная, любящая жизнь и очень мудрая женщина, которой мне сейчас не хватает. Мама всю жизнь очень любила Армению, часто возвращалась туда, там и скончалась. Всё произошло так, как она хотела.

Валерий Аракелов

Какие, по Вашему мнению, три черты характера типичны для армян?

Чем больше я живу, тем больше сомневаюсь в каких-то конкретных национальных особенностях, потому что во всех нациях есть схожие черты. Пожалуй, на первом месте отмечу привязанность к семье. Для армян сначала семья, а потом уже работа, друзья… Второе – гостеприимство. На третьем месте – генетическая память о геноциде. К сожалению, у нас есть комплекс обиженной нации, и это нам мешает. В остальном, как у всех, люди встречаются разные.

Вы говорили, что по миру армян намного больше, чем в самой Армении?

Да, это последствия геноцида, когда многие люди были вынуждены покинуть свои страны. В 1915 году хлынул основной поток эмигрантов. По всему миру есть армянские церкви. В России очень много армян, а после развала СССР их стало ещё больше. Из-за низкого уровня жизни люди ехали в Россию и другие страны. И большинство армян живёт сейчас за границей. Как сказали как-то в КВНе, Армения – это наш офис, а не наша страна.

А что Вашу семью толкнуло на отъезд из Армении?

Я переехал в Москву, потому что в Армении жить стало невозможно, я никогда бы не оставил Армению, всегда любил и люблю. Но мама болела диабетом, а мне, при наличии денег, нечем было её кормить. Просто не было еды, электричества… Нам пришлось покинуть Армению, чтобы выжить. Года два-три я очень страдал, потому что хотел домой. Внутренне я понимал, что там всё плохо, там невозможно, но я хотел домой. Особенно тяжёлыми для меня были 1992 – 1994 годы. Но через какое-то время я вернулся в Армению и понял, что всё изменилось. Поменялись люди, поменялся город – это был уже не тот город, по которому я скучал. Поэтому я окончательно укрепился во мнении, что мы будем продолжать жить в Москве. Хотя позже с женой Натальей мы вернулись в Армению и прожили там 7 лет перед тем, как переехать в Словению.

rimske-terme.ru

Смена места жительства влечёт за собой и смену привычек. Вам быстро удалось стать своим в Москве?

У меня там было много друзей ещё до моего переезда, потому что мамина родная сестра жила в Москве. Я ездил к ней каждый год, и смог быстро включиться в московскую жизнь, в те круги, которые мне позволили понять структуру бизнеса: от коммерции, с которой я начал, до кондитерского производства. Потом я перешёл в полиграфию. У меня в России до сих пор полиграфическое предприятие, которое работает с 1993 года.

Вы часто бываете в Армении?

У меня в Армении своё дело, связанное с сельским хозяйством, которое я развиваю уже с 1998 года. Мои поездки всегда очень короткие, когда за 2-3 дня нужно охватить необъятное. Приходится скрываться от знакомых и родственников: все обижаются, что не захожу в гости. Поэтому я как минимум посещаю могилу мамы, решаю все организационные вопросы, и в качестве награды встречаюсь с некоторыми друзьями.

 

Продолжение следует.