Фото: iStock

Автор: Ермакова Полина

До переезда жизнь в Поднебесной мне представлялась безмятежной и милой, как панда, где, завернувшись во все шелка, я постигала бы приёмы кунг-фу, в перерывах ведя уроки в школе и поедая дампинги.

Простые вещи

Мои мечты об умиротворённом существовании в позе журавля были разбиты кучей проблем, которые навалились на меня в одночасье. Прежде всего, толпа галдящих, толкающихся и не желающих уступать друг другу людей. А дальше-больше! Новый город, в котором нужно не потеряться, общественный транспорт, оплата коммунальных и других услуг, неизвестные продукты в магазинах, непонятные размеры одежды. Обычно я на подобные мелочи не обращаю внимания, однако именно Китай показал, насколько такие «простые» вещи влияют на мою жизнь и моё настроение.

Китай

Фото автора

Американские горки

В большинстве случаев мы уезжаем заграницу, чтобы вырваться из привычной рутины, попробовать что-то новое, открыть новые для себя горизонты. В любом случае, жизнь вне дома удобной не назовёшь. Каждый день новая страна подкидывает новые испытания, и постоянно приходится выходить из зоны комфорта.

Жить за границей — это как жить на вулкане, никогда не знаешь, когда рванёт.

Поэтому подвешенное состояние, когда вы постоянно взлетаете и падаете, как на американских горках, становится привычным для вас. Нестабильность становится стабильностью. Наверное, в этом кроется причина болезненного возвращения к оседлой жизни на родине.

Вернувшись домой, я пришла к тому выводу, что Сибирь для меня стала маленькой. Мой дух авантюризма по-прежнему ищет приключения даже в родном Красноярске — в городе, в котором весь риск сводится к тому, как бы добежать до автобусной остановки в одних колготках, при этом ничего не отморозив. Поверьте, в – 40 градусов зимой — это та ещё задачка!

«А помнишь…»

Моей главной ошибкой было желание вернуться к прошлой жизни, к той, которую я оставила до переезда. Первым делом я решила навестить старых коллег и школу, где работала, обойти всех добрых друзей и вспомнить все шутки, над которыми мы когда-то хохотали.

Бывшие коллеги вроде бы и рады видеть меня, а вроде бы им на планёрку пора бежать, и мы вроде как встретимся в следующий раз. Но все прекрасно понимают, что этого раза не будет. И кроме как «А помнишь…?» между нами больше ничего нет.

С подругами оказалось не лучше, чем с коллегами.

Есть такие друзья, с которыми созваниваешься раз в год, а ощущение близости всё равно никуда не девается. Скорее всего, это про мужчин. В женском же варианте нужно стать болтливой Вангой-фотографом, которая и сплетнями поделится, и фотографии отправит, и между строк всё поймёт, и по многоточию в конце предложения догадается о чём-то неладном. В общем, активно работая на китайском дружественном фронте, я не заметила, как растеряла старых подруг. Или они не были мне подругами? В любом случае, я не жалуюсь, сама же виновата.

Ни чужая, ни своя

Вернувшись домой, я поняла, что ещё не стала чужой, но и своей я уже не являюсь. Как говорится, всё течет и всё меняется. Изменилась не только я, но и люди вокруг меня.

В моём окружении появилось множество задиристых подстрекателей. «Сразу понятно было, что ты долго там не протянешь!» — слышу я от тех людей, которые сидя на диване, любят обсудить чужие удачи и неудачи. Для них слово «вернуться» является синонимом слову «сдаться», хотя при этом они не предприняли ни единой попытки, чтобы что-то поменять в своей жизни. Самое обидное, что под их натиском я сама стала так считать.

Теперь я нахожусь в раздумьях — если вернусь, то проиграю какую-то битву, если вернусь, то сдамся…

Я дорого заплатила за переезд, потеряв былой статус и некоторых друзей, утратив связь с любимыми коллегами. Сложно ли уезжать? Нет, не сложно. Сложно возвращаться! Все мосты уже сожжены. Хотя я очень надеюсь, что какой-нибудь, даже самый маленький мостик ещё остался…