Фото: iStock

Одному моему знакомому местная сербская фирма, занимающаяся изготовлением стеклопакетов, оконных и дверных коробок, заказала перевод своего рекламного буклета на русский язык. Не знаю, зачем им это понадобилось, но её руководители решили двинуть на российский рынок и разместить свою рекламу в каталоге на русском языке. На первый взгляд хорошая идея обернулась для нас пролитыми от смеха слезами.

А всё так хорошо начиналось…

Полученный текст для рекламы перевёл мой знакомый, я отредактировал. В итоге вышло очень даже неплохо: может, как художественное произведение этот текст и не стоит публиковать, но для рекламы алюминиевых профилей и разных изделий из ПВХ это было то, что нужно.

Понять, что это не оригинальный текст, а перевод, было невозможно.

Дело сделали, перевод отдали, фирма деньги переводчику заплатила и отправила текст в Белград для включения в каталог. Казалось бы, можно сидеть, радоваться да кафу (кофе) спокойно пить. Но не тут-то было! Приходит из Белграда письмо, в котором на чисто сербском языке сообщается, что перевод, конечно, правильный, но кое-что поправить в нём необходимо в соответствии с пометками в прилагаемом файле.

Фурнитурые панели?

Открываем файл, смотрим: весь текст пестрит сиреневыми выделениями — вот, мол, места для исправления, — но понять, что именно надо исправлять никак не получается. Всё правильно, всё по-русски, а если не верите, сами найдите ошибки в словосочетаниях: «в деловых взаимоотношениях», «на зарубежных рынках», «в ряде африканских стран», «экологическую безопасность», «эффективной работе». И далее в том же духе.

Сели мы с переводчиком пригорюнившись, стали напряжённо думать и текст под лупою перечитывать.

Наконец, вот оно! — нашли-таки ошибку. Орфографическую. Нет такого слова «фурнитурых» — правы-таки бдительные проверяльщики. Жаль только радость была недолгой: в оригинальном тексте, который мы отсылали, такого слова нет. Там говорилось о продаже «фурнитуры и декоративных панелей», которые в чьих-то умелых руках превратились в «фурнитурые декоративные панели». Дело приобрело любопытный оборот: по всему выходило так, что русский текст взялся править некий переводчик. Имело смысл поискать плоды его труда.

К сожалению, могучего творческого порыва хватило только на первый абзац текста, где и появились эти самые «фурнитурые панели».

А потом наш белградский друг то ли устал, то ли решил, что для неведомого ему провинциального переводчика из Лозницы будет много чести, если он и дальше будет править его безобразный текст, и ограничился его художественной разметкой сиреневым маркером. Но зато адрес фирмы, которого не было в нашем тексте, он перевёл лично. С помощью Google-переводчика. Получилось прекрасное:

БЕОГРАД

Розничная пространство

Смедеревски положил

комн. NN

На самом-то деле всё было гораздо понятнее:

Розничная торговля

Beograd,

Smederevski put, NN

Но зато утверждение, что Смедеревски положил (ну, попутал умный Google сербский язык с английским, с кем не бывает), несомненно наделило адрес неким ореолом загадочности, способным заставить читателя задуматься о бренности этого мира.

Братские народы

Сидим мы с переводчиком — профессиональный переводчик и профессиональный редактор — и думаем, как так испортить свой перевод, чтобы вышестоящий специалист по Google-переводу его одобрил и к печати принял. Такая знакомая в России ситуация, когда необходимость удовлетворять запросам некомпетентного начальства начисто сводит к нулю работу компетентных специалистов. Да, забыл сказать, контора, в которой сидит наш вышестоящий проверяющий друг, работает, естественно, на Россию…

 

Источник: https://www.serbia-home.com/archives/1531