Фото: iStock

Пять лет — это маленькая жизнь, и было бы странно за это время не заметить изменений. Дело не только в смене страны проживания, но и в смене работы, круга общения, а также полного погружения в семейную жизнь. Итак, пришло время подводить итоги.

Бытовые перемены

У меня изменилась система измерений и размеров. Со временем мне стало проще выбирать одежду и обувь через местную систему, а оценку адекватности цен осуществлять через местную валюту. Расстояния я всё ещё считаю в километрах, хотя мили я тоже прекрасно понимаю.

Но некоторые классические английские вещи мне всё ещё чужды: я не пью чай, не смотрю футбол, не хожу в пабы, не люблю английскую кухню и спокойно отношусь к королевской семье. Но все разговоры я начинаю с «как дела?» и с обсуждения погоды.

Языковые изменения

В моей голове русский и английский языки существуют как две отдельные системы, и я переключаюсь между ними по мере необходимости. Думаю я обычно на русском, если дело не идёт о работе, которая вся построена на английском. Считать проще на русском, а вот ругаюсь я всегда на английском.

Без регулярной практики я периодически ошибаюсь и несу чушь по-русски.

Например, бывают ситуации, когда я не могу построить нормальные для русского уха предложения. «Давай проведём встречу лицом в лицо» (let’s have a face-to-face meeting) — это ещё ничего по сравнению с моментами, когда целая фраза идёт наперекосяк.

Иногда в русской речи проскальзывает английский акцент. Честное слово, я не выпендриваюсь, у меня просто речевой аппарат перестроился на английское произношение, и какие-то звуки автоматически вылетают.

Русская или британка?

Ни то, ни другое. Я — это просто я без национальности. В английском есть отличное понятие «a national» — фактически это означает держателя паспорта, но не национальность. Например, я скоро официально стану a British national — держателем британского паспорта. От российского гражданства я не отказываюсь, поэтому я ещё и a Russian national — держатель российского гражданства. Оба документа лишь говорят о месте рождения и месте длительного проживания.

Национальность, как я поняла за пять лет, — это то, что мы приписываем себе сами как некую близкую нам систему ценностей, традиций, верований и так далее, характерных для какого-то места на планете.

Когда кто-то говорит, что он русский или британец, он имеет в виду принадлежность к стране на каком-то эмоциональном уровне.

Но у меня нет этой эмоциональной связи или даже просто потребности в ней ни с Россией, ни с Британией. Это не значит, что мне всё равно, что происходит в двух странах. Просто я весьма безэмоционально отношусь к различным событиям за редким исключением. Думаю, что это делает меня более объективной во многих вопросах, но это моё субъективное мнение.

Российская национальность моё отличительное качество

Я никогда не стеснялась и не скрывала своего российского происхождения, и неожиданно для меня самой оно стало моей отличительной чертой. Русских не так много за границей, и в абсолютном большинстве мы совершенно обычные люди, но зачастую у нас есть репутация настойчивых достиженцев.

Когда я говорю, что я из России, это часто сразу считывается как «Ленка точно сделает проект на отлично, потому что русские не сдаются». Это приятное чувство.

Отношение к России

Несмотря на периодическую критику, я никак не изменила своего отношения к России — я горжусь нашим вкладом в мировую историю, культуру и науку, чего не скажешь о нынешней власти.

Я не понимаю эмигрантов, которые строят из себя иностранцев.

Я никогда не сотру 28 лет жизни в России. Россия — это страна, в которой я родилась, выросла и сделала свои первые взрослые шаги, и было бы глупостью заявлять, что это не имело на меня никакого влияния. Дальше Британия наложила свой большой отпечаток. Я — это своего рода матрёшка, где в самом центре сидит русская, которая сидит в матрёшке британской, и эти две матрёшки сидят в третьей, где намешаны ещё другие культуры через английского мужа, его семью и иностранных друзей.

 

Источник: elenahjblog.com