Фото: iStock

Автор: Андрей Титов

Свой пятидесятый день рождения Борис отмечал так же как и в предыдущие годы. Ничего экстравагантного, просто домашняя вечеринка. В гости были приглашены друзья из русских, осевших в Словении, три солидные семейные пары. Посидели, выпили вина, поболтали ни о чём — обычные эмигрантские разговоры, возрождающие забытую тоску и ностальгию по юности.

Потом гости разошлись по домам, супруга пошла выгуливать собаку, а Борис с неохотой посмотрел на стол. Грязные тарелки, смятые салфетки, недоеденный оливье, полупустые бутыли из-под итальянских вин «Пьемонте» и «Кьянти», нарезки сыров и сыровяленого мяса…. Лёгкое разочарование и усталость не вызывали желания немедленно начинать уборку. Борис вышел на террасу, сел в кресло. С моря тянуло свежей успокаивающей прохладой.

«Обычный день рождения, — сказал себе Борис, — нельзя же в пятьдесят лет ждать волшебных сюрпризов, как это было в первом классе!»

Трель звонка мобильного телефона разорвала блаженную вечернюю тишину. Привычным движением приложив к уху телефон, Борис произнёс:

— Да, слушаю!

В пластмассовой коробочке эхом отозвался голос Бориса, затем послышались едва различимые шорохи и потрескивание. Но никто не отвечал.

Борис посмотрел на номер абонента, высветившийся на дисплее. Это была необыкновенная комбинация из десяти цифр — от нуля до девяти, строго в порядке возрастания. В свою бытность адвокатом Борис повидал немало причудливых номеров богатых клиентов. Но подобного никогда не встречал.

«Надо же, — подумал он, — кто-то не пожалел сил усилий и денег, чтобы обзавестись таким номером!».

Сбросив вызов, Борис постоял ещё немного на террасе, мысленно приказывая себе вернуться в комнаты и начать уборку.

Мобильник в его руке вздрогнул. Опять звонили с того же странного номера. Такая настойчивость говорила о желании абонента непременно дозвониться. Борис подумал, что это, наверное, туристы, которые забронировали его апартаменты. Теперь им не терпится подтвердить бронирование.

«Наверняка, американцы, — предположил мужчина, — только они не переживают из-за разницы во времени!»

— Алло! Говорите, пожалуйста, вас плохо слышно! — для этой фразы Борису пришлось перевести  свой центр мозга, отвечающий за иностранные языки,  на «великий и могучий» английский.

— Здравствуй, сынок! Хочу поздравить тебя с днём рождения! — негромко ответил мужской голос по-русски.

Затем повисла пауза, в которой слышалось напряжённое дыхание невидимого собеседника.

— Кто это? Вы кому звоните? — медленно проговорил Борис.

Он почувствовал, что его вдруг охватило невероятное волнение. В горле застрял комок. Голос. Голос. Где он прежде слышал этот голос? Ответ пришёл из глубин сознания, там, где прятались самые сокровенные воспоминания. Не дожидаясь ответа, Борис жёстко произнёс:

— Пакостные у вас шуточки! Мой отец умер пять лет назад от рака. И он никогда не называл меня «сынок»!

Борис нажал кнопку отключения. Невольно вспомнились обстоятельства смерти отца. Тяжело больной, обессиленный, он целыми днями лежал на диване и смотрел телевизор. Там и умер, в полном одиночестве.

«Может, надо было поддержать разговор? — мысленно рассуждал Борис. — Просто посмотреть, куда бы это привело. Наверняка, этот самозванец попросил бы денег. Теперь и здесь немало мошенников развелось!».

Вновь зазвучала джазовая композиция звонка. На экране светился тот же необыкновенный номер.

— Ну, и дальше что? — насмешливо отозвался Борис.

В трубке сквозь посторонние шумы, словно пробиваясь, Борис вновь услышал странно знакомый голос:

— Послушай, пожалуйста! Только не перебивай меня. Мне очень сложно было получить разрешение на звонок к тебе. Я понимаю, есть вещи, в которые сложно поверить… Ты помнишь с каким счётом «Сибирь» выиграла у «Молота»?

Борис остолбенел. Чего он совсем не ожидал услышать, так это напоминания о матче сорокалетней давности. Это был первый и единственный раз, когда отец водил его на хоккей. Он впервые очутился на настоящем стадионе, полном шумных болельщиков. Тогда «Сибирь» ещё играла в первой лиге. Борису было семь или восемь лет, но до сих пор он помнил азарт, охвативший его, сверкание коньков на льду, собственные восторженные крики.

— Знаешь, я помню, — растерянно пробормотал он. — Странно, столько лет прошло, а я помню! Не только счёт, но и как забивали голы!

— Пять-два, правильно?

От удивления Борис не мог ответить. Конечно, при современных способах добывания информации, и такие сведения можно отыскать, но всё-таки…

Голос в трубке продолжал:

— Да, я знаю, что не называл тебя «сынок». И вообще никак не называл, кроме как Борисом. Это была одна из моих многочисленных ошибок. Я не замечал, как ты рос, не знал, с кем ты дружишь, не купил тебе хороших коньков, когда ты просил, никогда не говорил, что люблю тебя …

Мужской голос дрогнул и после короткой паузы продолжил:

— Много, много чего я не сделал. Это уже не важно. Прошу тебя об одном. Запомни пять чисел, которые я тебе сейчас скажу. Ты знаешь, как этим распорядиться в эту пятницу.

Он произнёс их чётко, твёрдо, делая интервалы, видимо, чтобы собеседнику легче было запомнить. В конце прозвучал быстрый выдох.

— Всë, успел, слава богу! Ты ничего не хочешь мне сказать? Ещё есть немного времени.

— Пап, я уехал. Совсем, —тихо произнёс Борис.

В трубке молчали, словно обдумывали ответ, наконец ответили:

— Понятно. Я понимаю, почему ты это сделал… Не сомневайся. Сравни себя и нашу огромную страну в реальном масштабе. Ты покажешься себе крошечной песчинкой на фоне громадного пространства. Представь себя в окружении ста сорока миллионов человек. Представил? Борис, ты не сможешь изменить ни страну, ни людей, но ты сможешь прожить еще одну   …

Слова прервались. Из телефонной трубки доносилось только громкое шуршание и отдалённый вой, напоминающий шум ветра.

Борис несколько раз пытался перезвонить, но в ответ лишь звучал механический голос: «Неправильно набран номер! Неправильно набран номер!».

Июнь 2018

 

Другие рассказы Андрея Титова:

Словенский водевиль

Любовный блокчейн