Фото: iStock

Автор: Наталия Ершова

За свои 28 лет я побывала в 23 странах, в четырёх из них — США, Перу, Индии и Колумбии — мне удалось поработать. Я не боюсь менять профессии, была уже бухгалтером, репортёром, преподавателем, а недавно появился шанс попробовать себя в роли учителя. Желание поменять профессию возникло после того, как увидела предложение в красочном буклете: департамент образования колумбийского города Боготы предлагал приехать в страну Кариб и авокадо, чтобы помочь колумбийским детям заговорить по-английски.

Я думала, что английский похож на испанский, и колумбийским ученикам должно быть легче учить английский, но моё предположение оказалось ошибочным.

Колумбийские школы открыли двери учителям-иностранцам

За 4 месяца я должна была разговорить школьников государственных школ с нулевым уровнем знания английского. В моём распоряжении был класс с проектором, настольными играми, столами, стульями. Почему уточняю — бытует мнение, что в Колумбии дети пишут на полу и грязью. Нет. Пишут они в тетрадях, цветными ручками. Есть бедные школы, есть обычные школы и дорогие частные. В моей государственной школе в каждом классе был телевизор и компьютер. Школа находилась в одном из самых бедных районов, просто администрация школы нашла способ привлечь спонсоров.

Для чего был задуман проект по найму иностранных учителей в государственные школы?

Оказалось, что дети до 11 класса не могут выучить глагол to be — быть (российские реалии!), не понимают элементарные фразы по-английски и стесняются разговаривать.

При финансовой поддержке Правительства Колумбии к школьным доскам встали около 100 иностранцев. И это только в одном городе. В целом по стране таких учителей больше.

Учителя-иностранцы в Колумбии

Фотография из личного архива автора

В Колумбии учитель должен быть аниматором

Первая встреча с детьми была полна радости и удивления. Однако в течение первого урока я осознала, что никто не будет смиренно сидеть за партой и записывать, как в России. Здесь ты должен заинтересовать. Нам были даны чёткие указания — обучать в игровой форме, испанский язык на уроках не использовать, уроки вести только на английском.

Правилам было следовать легко, так как испанский тогда я не знала. Первые два месяца дети стеснялись, удивленно моргали и умоляли перевести на испанский. Кто-то плакал, кто-то жаловался другим учителям, что ничего не понимает. Все инструкции давались на английском и лишь процентов десять из класса понимали интуитивно.

На уроке - Колумбия

Фотография из личного архива автора

Оказалось, ученики не видят и не слышат связь между словами to continue и continuar (по-английски и по-испански «продолжать»), поэтому лингвистические игры я закончила и перешла к земным радостям.

Мы играли и пели. Пели и играли. И детям это нравилось.

В процессе игры они произносили короткие фразы и, услышав себя, переставали бояться. Быть веселой я научилась у колумбийских коллег. Здесь учитель всегда немного аниматор.

У детей огромные портфели, полные… еды.

Поначалу я очень жалела детей, когда видела, как они катят эти монстры на колесиках. Чуть позже я заметила, что из сумок на меня глядят не тетради и учебники, а манго и бананы, а в контейнерах томится курочка с рисом.

Обводить колумбийские цветочки или петь по-английски?

В школах Колумбии учителям даётся больше свободы в плане подготовки. В стране нет унифицированного учебного плана. Учебников в печатном виде тоже нет. Материал выводится на проектор. Урок должен быть интересным, или дети начнут обводить цветочки в тетради.

Открыли учебник, открыли параграф, делаем упражнения — такое здесь не пройдёт.

Внимание детей удержать сложно. Если им скучно, то сразу хочется танцевать и петь на испанском. Лучше это делать на английском. Конечно, были определённые сложности даже в атмосфере нескончаемой игры: такая методика отлично подходит для детей до 6 класса.

Школа в Колумбии - на уроке

Фотография из личного архива автора

Как побороть стеснение у колумбийских школьников?

Старшеклассникам кажется, что они слишком взрослые и серьёзные для игр. Здесь на помощь приходит групповая работа. Класс делится на группы по 5 человек (в Колумбии около 40 человек в классе). Столы и стулья также перемещаются. Преподаватель маневрирует между группами и уделяет в среднем по 10 минут каждой группе. Это позволяет при необходимости разговаривать с каждым учеником. Таким методом легко контролировать произношение. Дети легче идут на контакт и не стесняются задавать вопросы. Здесь услышать тебя могут лишь члены твоей группы. Ошибки в произношении остаются групповым секретом. Вообще многие проблемы от стеснения, но это не только при изучении английского. Постепенно я уже стала понимать испанский. Процесс обучения пошел быстрее. Я понимала вопросы учеников на испанском, но отвечала по-английски. Детям такой подход пришелся по душе.

Ходьба во время урока — норма.

Поначалу такое воспринимается как неуважение. Потом приходит понимание, что ходят во время урока всегда и везде, как в государственных, так и в частных школах. Однако, привыкнуть сложно…

Результаты работы безумного иностранца, или 40 поцелуев

Нужно знать родной язык учащихся хотя бы на элементарном уровне. Не все дети стрессоустойчивые. Не всем нравится безумный иностранец, что-то рассказывающий на чужом языке.

Большой плюс также в том, что каждая школа утверждает свою программу обучения. По итогам успеваемости можно перенять практику отдельных школ.

Колумбия - школа

Фотография из личного архива автора

Из ностальгических воспоминаний об учёбе в России, берусь утверждать, что нам повезло в нескольких пунктах: нас учат транскрипции и правилам чтения, мы делаем значительно меньше ошибок в правописании и произношении. В Колумбии произношение учат по методу повторения. Услышал — повтори. Повторить получается, а вот написать без ошибок — уже едва ли.

Колумбия — страна поцелуев при встрече и расставании. После каждого урока нужно стоять и ждать, когда каждый ученик поцелует тебя в щёчку.

Школа Колумбия - с учениками

Фотография из личного архива автора

Дети выстраиваются в очередь для прощального поцелуя. И только попробуй обидеть невниманием. Такое не прощают.

Суровому русскому человеку в такие моменты нежности хочется забиться в книжный шкаф. Перецеловать сорок человек весьма сложно. Хорошо, что такие нежности приняты обычно до 6 класса. А дальше дети думают, что они не дети и стараются вести себя как взрослые. Хотя взрослые тут тоже целуются.