Фото: www.pinterest.com

Автор: Ольга Варламова

Владимир Валерианович Римский-Корсаков. Знакомая фамилия? У него нет и доли мировой известности своего родственника и однофамильца, великого композитора. Но своей деятельностью Владимир Валерианович совершил настоящий человеческий подвиг, возвращая к жизни искалеченные гражданской войной детские души.

Есть такое небольшое словенское поселение Кидричево (старое название Стрнище), там находится братская могила русских воинов Первой мировой войны. Здесь же похоронены кадеты и офицеры-воспитатели двух кадетских корпусов — Донского и Крымского. В настоящее время от кладбища почти ничего не осталось, и только православный крест, одинокая часовня и несколько единичных захоронений напоминают нам об истинном назначении этого места: сначала здесь был лагерь для русских военнопленных, а через несколько лет на его территории разместили русских беженцев, уехавших из России после революции.

Кидричево - могила русских военных

Кидричево.
Фото Ольги Варламовой

Немногие знают, что в 1920 – 1922 годах Государство словенцев, хорватов и сербов (в него входила и территория современной Словении) приняло тысячи русских мальчишек-кадетов, оставшихся без родины, семьи, крова и хлеба.

Воспитывать не палкой, а добрым словом

23 декабря 1920 года в Стрнище (Strnišče) прибыли воспитанники Крымского и Донского кадетских корпусов. В Крымском корпусе было 650 кадетов, а в Донском — 185 кадетов и 50 детей и подростков. Беженцы поселились в тех самых бараках, которые остались после Первой мировой войны. Условия жизни были очень тяжёлые: электричества нет, водопровод разрушен, кровати без матрасов, подушек и одеял. Начались болезни. Через несколько дней после приезда умер 10-летний кадет Алёша Альфтан (могила этого ребёнка сохранилась до наших дней).

Надгробие могилы кадета Алёши Альфтана

Надгробие могилы кадета Алёши Альфтана
Фото Ольги Варламовой

Многие беженцы, взрослые и подростки в годы гражданской войны пережили личные трагедии и психологические потрясения, узнали негативные стороны жизни. Все эти факторы стали причиной резкого снижения дисциплины.

Директором Крымского корпуса был назначен генерал Владимир Валерианович Римский-Корсаков. Большой русский патриот, хороший и отзывчивый человек, выдающийся педагог, гуманный и просвещённый, Римский-Корсаков старался воздействовать на ситуацию, воспитывал не палкой, а добрым словом, советом и лаской. «Дедушка», «наш Дед» — так называли своего начальника мальчишки-кадеты. Такое прозвище указывает не столько на возраст, сколько на характер отношений генерала и его подопечных. «У каждого из нас, его питомцев, есть, что рассказать о нём и помянуть его добрым словом», — вспоминал Борис Павлов, воспитанник Крымского кадетского корпуса. В первый год в Стрнище не хватало учительского персонала, поэтому Деду тоже пришлось преподавать. Классную доску заменяла клеёнка, прибитая к стене, или кусок чёрного картона, а то и просто доска или дверь. Кадетам приходилось держать тетради на коленях, от холода леденели пальцы, а по ночам в чернильницах замерзали чернила. Классных помещений не было, в тёплое время года уроки проводились прямо в лесу. Окружив своего Деда, сидя на земле, дети слушали увлекательные рассказы о Смутном времени, о Минине и Пожарском. Владимиру Валериановичу удалось вывезти из России свою небольшую библиотеку. Перед тем, как предложить воспитаннику книгу, он давал ей краткую характеристику, часто в юмористическом тоне, вызывая смех у всегда готовых посмеяться кадетов. Так прививалась любовь к книгам.

Крымский кадетский корпус. Первый выпуск

Крымский кадетский корпус. Первый выпуск.
Источник: ria1914.info

Голод не тётка

Однажды я услышала, что жители ближайших со Стрнищем деревень не любили русских беженцев, плохо относились к ним. И задумалась: почему? Стала интересоваться и ответ для себя нашла. Дело в том, что в корпусе царил своеобразный кодекс чести. Запрещалось красть у товарищей, доносить на них. Однако воровать у крестьян и обманывать воспитателей считалось доблестью. Вот лишь один пример. Летом 1921 года в России начался голод, особенно в Поволжье, люди умирали тысячами. На Западе была организована помощь голодающим Поволжья, посильное участие в этом приняла и русская эмиграция в Словении. Крымский кадетский корпус решил отказаться от пищи на один день, а сэкономленные деньги послать голодающим в Россию. Кухня в этот день не работала: ни завтрака, ни обеда, ни ужина. Стояло лето, кадеты не учились и были предоставлены сами себе. Ребята к вечеру сильно проголодались, а по соседству деревенские сады с фруктами, в полях кукуруза и картошка. Соблазн был велик, голод давал о себе знать, и большинство из кадетов не выдержали и пошли «промышлять». К сожалению, такие «промыслы» были не редки.

Пройти через трудности

Дисциплина хромала. Кадеты ходили в самоволки, порой срывали уроки. А 28 апреля 1922 года даже произошло массовое выступление кадетов против своего директора. Потом были разбирательства, но без жестоких наказаний. Владимир Валерианович умел говорить с ребятами не как строгий начальник, а как дедушка со своими внуками, делающими глупости. Он призывал молодёжь учиться, верил, что всех их ждёт возвращение в Россию, что стране будут нужны образованные и интеллигентные люди. Говорил, что у каждого в жизни бывают неприятности и что через это нужно уметь пройти. Эмигранты первой волны, включая кадетов, считали своё изгнание вынужденным и кратковременным эпизодом, надеясь на скорое возвращение на родину после крушения Советской власти. Во многом этими причинами и вызвано их стремление обособиться от активного участия в жизни стран пребывания, противодействие ассимиляции и нежелание адаптироваться в новой жизни. Они стремились ограничить свою жизнь рамками эмигрантской колонии.

Доносы

Кроме Крымского и Донского корпусов в Стрнище находился ещё лагерь русских беженцев. По воспоминаниям очевидцев тех событий, лагерь жил слухами, сплетнями, интригами и доносами, в которых главной темой были живущие рядом кадетские корпуса. В доносах сообщалось, что грубость, ругань, драки, пьянство, налёты на огороды и сады — обыкновенные явления в жизни Крымского корпуса. Эти гневные письма были адресованы генералу П. Н. Врангелю, руководителю Белого движения. В архиве Врангеля, который находится в библиотеке Гуверовского института войны, революции и мира в Стэнфорде (США), есть документы, имеющие отношение к Крымскому кадетскому корпусу и его директору. Из документов следует, что доносы возымели действие, а Римский-Корсаков получил извещение об увольнении. Это стало для него ударом. Владимир Валерианович решил написать Врангелю ответное письмо. Перечитывая его, я всякий раз восхищаюсь стилем изложения и искренностью написанных строк. Вот лишь небольшой отрывок: «Я отрываюсь от любимого мною дела, отрываюсь от непосредственного общения с горячо мною любимой военной молодёжью. Но я ухожу с искренним сознанием того, что моя работа в Крымском корпусе даром не пропала и что мой заместитель получает хорошее наследство. Чтобы Вам был ведом дух кадетов-крымцев, я укажу лишь на один случай, имевший место в самое последнее время. Узнав о затруднительном материальном положении студентов-кадетов в Загребе, все кадеты попросили меня не давать им в течение трёх дней второго блюда и собранные таким образом деньги, 2500 динаров, были отправлены голодающим кадетам в Загреб. Ваше Высокопревосходительство! Я принял корпус в страшно трудных условиях и приютил в корпусе всю ту русскую молодежь, которая стучалась в его двери. Обездоленная, изголодавшаяся, отвыкшая от уюта и ласки, часто озлобленная и во всем изверившаяся молодежь представляла собою массу не только трудную для воспитания, но и для совместной жизни. От меня постоянно и настойчиво требовали применения к этой молодежи системы железной руки, беспощадного изгнания всего того, что так или иначе не укладывается в шаблонные рамки. Я находил этот путь, конечно, более лёгким, но в то же время совершенно неверным. Кто прав, кто не прав — судить не мне, но только смею Вас уверить, что в постигшей меня беде единственным моим утешением являются письма моих питомцев, и я не могу отказать себе в желании представить Вам некоторые из них для прочтения». К счастью, это письмо подействовало на Врангеля: он отменил свое первоначальное решение, и Дед остался со своими воспитанниками.

В. В. Римский-Корсаков

В. В. Римский-Корсаков.
Источник: ria1914.info

«Наш Дед» — учитель, наставник и защитник

Первая эмиграция состояла из наиболее культурных слоев российского дореволюционного общества с непропорционально большой долей военных, и генерал Владимир Валерианович Римский-Корсаков был одним из них. При его активном участии для воспитанников в Стрнище открылся читальный зал, появились собственный любительский театр и временная православная церковь, там пел церковный хор, состоявший из кадетов. Особенно был известен духовой оркестр Крымского кадетского корпуса, который возглавлял капельмейстер Преображенского полка царской охраны Цибулевский. Были открыты и различные ремесленные мастерские. В столярной мастерской воспитанники сделали 100 столов и столько же скамеек для нужд школьного учреждения. Кадеты ходили в походы, выполняли гимнастические упражнения и проводили различные спортивные соревнования. Они даже создали свою футбольную команду.

Крымский кадетский корпус

Крымский кадетский корпус
Источник: ria1914.info

Воспитанники сохранили в душе глубокую благодарность своему Деду – директору, учителю, наставнику и защитнику. А также, ещё одному человеку — королю сербов, хорватов и словенцев Александру I, бывшему кадету Санкт-Петербургского Пажеского корпуса, который делал всё возможное, чтобы принять русских эмигрантов в своей стране.

 

Основные источники:

http://xxl3.ru/kadeti/krimski.htm

http://xxl3.ru/kadeti/ded.htm

http://web.archive.org/web/20011028103155/http:/xxl3.boom.ru/aglmem5.htm

Радован Пулко «Центры русской эмиграции в Словении 1920 – 1941»