Автор: Анна Фёдорова

Хозяин знаменитой «Башни» — петербургского литературного салона — Вячеслав Иванов после революции стал одним из видных культурных деятелей русского зарубежья, чья эмигрантская судьба связана с Италией.

Николай Гоголь, живший в Риме с 1837 по 1841 гг., писал: «Вся Европа для того, чтобы смотреть, а Италия для того, чтобы жить». Вот и в ХХ веке многие русские эмигранты, покинувшие Россию после Октябрьской революции, в качестве места жительства выбрали именно Италию. Это были выдающиеся писатели, артисты, музыканты, чьё творческое наследие стало частью европейской культуры. Италия оставила след в жизни многих писателей-эмигрантов: Зинаиды Гиппиус, Дмитрия Мережковского, Бориса Зайцева, Михаила Осоргина, Александра Амфитеатрова и других. Прекрасная страна приютила и стала источником вдохновения для одного из видных деятелей русского зарубежья поэта-символиста, мыслителя и учёного-филолога Вячеслава Иванова. В Риме находится архив Иванова, который является самым крупным и значительным русским творческим архивом в Италии, а на кладбище Тестаччо покоится прах поэта.

Иванов, «Таврический мудрец», чья квартира на Таврической улице в Петербурге была самым знаменитым литературно-художественным и философским салоном предреволюционной России, много путешествовал. Излюбленным местом для поэта стала Италия, где он встретил главную любовь своей жизни — Лидию Зиновьеву-Аннибал. Их семейная жизнь была недолгой, Лидия умирает. Но Италия осталась для поэта страной, которая дарит счастье. И когда в 20-е годы тяжёлая жизнь в России заставляет поэта выехать из страны, Иванов выбирает Рим. В 1924 году он навсегда покидает родину.

Необыкновенная эрудиция и великолепное образование позволяют поэту занять место профессора в Колледжио Борромео в Павии, но в 1931 году поэт возвращается в Рим, где живёт уже до конца своих дней. Он работает в Восточном институте Ватикана и в папской коллегии «Руссикум», где преподает церковнославянский язык, читает лекции по русской литературе, в частности, по Достоевскому. Иванов блестяще владел древними языками, поэтому Ватикан заказывает ему вступление и примечания к псалтыри. Также русский писатель составил введение и примечания к Деяниям и Посланиям Апостолов и к Откровению св. Иоанна.

Рим для Иванова не просто место жительства, но и источник вдохновения. Он создает «Римские сонеты» и цикл из 118 стихотворений «Римский дневник». Рим стоял в начале и в конце духовного становления Иванова, ведь в общей сложности поэт прожил в Италии около 30 лет.

Весть мощных вод и в веяньи прохлады
Послышится, и в их растущем рёве.
Иди на гул: раздвинутся громады,
Сверкнёт царица водомётов, Треви.

Сребром с палат посыплются каскады;
Морские кони прянут в светлом гневе;
Из скал богини выйдут, гостье рады,
И сам Нептун навстречу Влаге-Деве.

О, сколько раз, беглец невольный Рима,
С молитвой о возврате в час потребный
Я за плечо бросал в тебя монеты!

Свершались договорные обеты:
Счастливого, как днесь, фонтан волшебный,
Ты возвращал святыням пилигрима.

Талант и знания Вячеслава Иванова были востребованы не только в Ватикане: энциклопедический словарь Трекани публикует его статью «Символизм», позднее выходят работы о Лермонтове и форме в литературе. Знаменательно, что многие свои работы, такие как «Письмо к Пеллегрини», «Размышление об установках современного духа», «Форма зиждущая и форма созижденная», «Хор Будущего», Иванов писал прямо на итальянском.

Память и сохранение культуры — основные задачи для поэта в эмиграции, только так для него возможно сохранение и воскресение разрозненной современности. В культуре Вячеслав Иванов ищет истину, чтобы гармонизировать действительность. Италия и Рим дают ему такую возможность, и любовь к Прекрасной Стране становится мерилом времени и эпохи: «… любовь к Италии — показатель высоты просвещения. По тому, как любят Италию и что в ней любят, можно судить о характере эпохи…. Мы её внучатые племянники».

Источник:
Русские писатели 20 века: Биографический словарь / Под редакцией  П.А. Николаева. Издательство «Симпозиум», 2000.