Автор: Ольга Зупан

Мой сын и моя дочь родились в Москве и жили там до двух и четырёх лет соответственно. Словенская компания, на которую работал муж, предоставила нам квартиру в новом доме на берегу Москвы реки. Вид на город из окон тринадцатого этажа был настолько хорош, что трудно было представить себе лучший. Однако переезд в Петербург изменил мои представления о видах… Мы поселились в самом престижном районе – в Золотом треугольнике Петербурга. Мы стали центровыми жителями одного из красивейших городов мира. Избранной кастой! Зимой дети катались на ледянках с крыльца Нового Эрмитажа, выходящего на Миллионную улицу, летом не покидали Михайловский сад и Елагин остров. Весна радовала нас сиренью на Марсовом поле, осень – багряной листвой на аллеях Александровского парка. Театральные премьеры, классические концерты, художественные выставки, общение с людьми искусства стало питательной средой, в которой сформировался вкус и характер моих детей. А потом мы переехали в Словению.

Деревня Смрьенэ, что в семи километрах от Шкофлицы, что в десяти километрах от Рудника, показалась нам самым тихим местом на земле. Мы сразу решили, что поселились в эпицентре тишины! Здесь не рычали автомобили. Никогда не скрипели тормоза и не вопили гудки. Мы совершенно не понимали, что делать с таким количеством тишины! В доску городские, мы впервые услышали её, тишину, а однажды увидели воочию: она – рыжий ангел. Просто поверьте на слово… Через год такой жизни мы, привыкшие перекрикивать вой поезда метро и обгонять собственное время, начали разговаривать друг с другом на десяток децибел тише и ходить медленнее. Мы стали наблюдать за природой и записывать свои наблюдения, как первоклашки в дневники. Так мы узнали, что в марте родят овцы. Что новорождённые ягнятки пахнут уютом, а от нежности к ним щемит сердце. Что в апреле на свет появляются лисята, и похожи они на узенькие маленькие торпедки с несоразмерно большими ушами. Иногда нам везло, и через поле рядом с домом проносились косули… Мы успевали ахнуть им вслед.  А однажды мы ехали на автомобиле вверх по нашему холму и за три минуты на пути повстречали барсука, зайца и ежа. А цапли и аисты! Прекрасные грациозные птицы из сказок… Мы часто видели их силуэты. И всё это в неизменной, несокрушимой тишине. С нами началась трансформация, отчёт которой я могу дать только сейчас. Меня лично постоянное мощное влияние природы оторвало от суеты, очистило от привычных схем действия в жизни, освободило от пережитых, но не отпущенных кошмаров и обид, наполнило благодарностью и вдохновило на новые книги.

Любимым запахом моей дочери по-прежнему остаётся запах питерского метро. Сын любит самостоятельно прошвырнуться по Любляне и полюбоваться на вечерние огни. Пускай мои дети не полюбили природу так, как я, но близость к ней защитила их, взрослеющих, от неизбежных сторон жизни в мегаполисе, которые я не буду перечислять здесь, но которые нависают дамокловым мечом над всеми родителями подростков в больших и шумных городах.

Какое отношение мой рассказ имеет к теме адаптации? Тонкое. Каким бы советам мы не следовали, что бы не предпринимали, чтобы чувствовать себя лучше на новом месте, процесс этот взаимный. Новое место, сама окружающая среда будут влиять на нас медленно, верно, настойчиво. Благо, что нас окружает природа. Её влиянию не стоит сопротивляться. Это просто невозможно. А стать своими в компании белочек и горностаев, наверное, весьма приятно. Проверим?